Консервативное финансирование


Терпимость и обучение – необходимые условия долговечности и выживания компании. Открытость улучшает обучение без способности эффективно учиться компания не может эффективно «эволюционировать» в непредсказуемом мире. Эволюция – это процесс развития компании, и руководители, которые настроены на это, могут влиять на скорость и средства эволюции.

Интуитивно мы чувствуем, что деньги должны играть важную роль в выживании и эволюции компании. На них она может купить ресурсы (и время), позволяющие развиваться быстрее. Кроме того, люди, которые рассматривают компанию как машину для зараба­тывания денег, измеряют успешность эволюции компании по тому, насколько больше денег, чем ее конкуренты, она может заработать.

В равной мере успех предпринимателей (этих особенно успешных участников корпоративной игры) обычно измеряется теми деньгами, которые они могут произвести, или размером доходов их бизнеса, или размером прибыли владельцев компании.

Если количество денег – основная мера корпоративного успеха, тогда очевидно, что никакой компании никогда не будет достаточно поступающих денег. Но единственная ли это функция денег? Не могут ли они также принимать участие в управлении эволюцией компании? Может ли обладание слишком большими деньгами привести к

быстрому или несбалансированному росту и развитию? А если денег остается мало, поскольку их потратили на выплаты сотрудникам, каковы будут шансы на выживание этой компании?

Многие люди согласятся, что несбалансированное распределение денег может угрожать компании в будущем. То, с какой легкостью это может быть сделано и какую форму принимает, иллюстрирует лекция, прочитанная Диком Ониансом, управляющим партнером фонда Baring Venture, в Королевском обществе искусств в Лондоне в 1994 году. За последнее десятилетие Baring инвестировала в создание около 200 новых компаний. Но только 40 из них стали устойчиво прибыльными. Из оставшихся 160 компаний 20% потерпели полный провал. Каждую из остальных 120 ждал один из трех вариантов: «поглощение более крупной компанией; слияние с конкурентами; регресс до состояния, когда бизнес становится стилем жизни для маленькой группы владельцев-управляющих»1.

Чтобы понять причину высокого уровня смертности и факторы немногочисленных успехов новых компаний, Онианс сделал обзор десяти успешных начинаний и десяти провалов. Маркетинг, стратеги­ческое позиционирование и разработка товаров, обнаружил он, были важны, но они были второстепенными по отношению к другому набору факторов. Шансы выживания компаний росли и умень­шались в зависимости от того, как они управляли ресурсами: людьми, информацией и деньгами.

В предыдущих главах мы рассмотрели способы управления инфор­мацией и людьми. Природа денег понимается особенно неправильно. Каждый живой организм потребляет, в большой корпорации деньги служат мерой потребления. И финансирование, когда оно правильно поставлено, управляет ростом и эволюцией живой компании.

Я не имею в виду правления в политическом смысле. Финансиро­вание компании является регулятором – клапаном котла, который задает приток топлива и косвенно управляет производством тепла.

В компаниях, которые изучал Онианс, финансирование действова­ло как регулятор, управляя притоком денежных поступлений и тем самым косвенно регулируя рост компании. Помимо собственных денежных поступлений, существовали только три способа дальней­шего финансирования. Компания могла взять заем, могла привлечь капитал в обмен на акции, или использовать то и другое.

Финансирование посредством заимствований было почти непре­одолимым искушением, поскольку оставляло основателям контроль:

«Работая на занятые деньги, руководство может сохранить за собой большую часть акционерного капитала, в идеале 100%. Таким образом, оставаясь основными владельцами, руководи­тели сами себе устанавливают оклады, льготы, премии, пенсии и, конечно, дивиденды без оглядки на других акционеров или их представителей в правлении»2.

Это кажется разумным способом построения бизнеса: выжать из банка деньги, заплатить причитающееся ему в форме процентов и сохранять все накопленные ценности для внутреннего круга основателей и инициаторов. Но заемные деньги определяют предел того, что компания может совершить в свои ранние годы.

«Предприниматели [с] высокими долгами, высокими расхо­дами [и] низким акционерным капиталом отстают от тех, которые идут на высокую зависимость от фондов акционеров. 9 из 10 провалившихся компаний находились в сильной зави­симости от краткосрочных займов. В 5 случаях это были так называемые «друзья», банкиры, которые выбивали у них почву из-под ног и диктовали … условия для передачи им бизнеса.»3

Картина была совершенно другой в 10 успешных компаниях, которые все в конечном счете стали значительными международными корпорациями. 8 из 10 никогда не брали взаймы. Они были совершенно свободны от долгов. Те двое, которые занимали деньги, делали это для удовлетворения специфических краткосрочных нужд. С тех пор они полностью расплатились с долгами.

Консервативное финансирование – это не просто отголосок тщеславия прежней, менее щедрой на кредиты эпохи. Похоже, оно является существенным условием для компаний, которые надеются дожить до почтенного возраста. Когда компании знают, как «прислу­шиваться» к своему финансированию, они готовы следовать путем естественной эволюции.



Категория: Новости. Дата публикации: 4 Апрель, 2010.