Мы можем видеть только то, что соответствует нашему видению будущего


Наведение справок в Shell в конце концов привело нас к работе Дэвида Ингвара, руководителя нейробиологического отделения в Университете Лунда (Швеция). Результаты его исследования, опубликованные в 1985 году, показывают, что человеческий мозг постоянно пытается осмыслить будущее. Каждое мгновение нашей жизни мы инстинктивно создаем планы действий и программы на будущее – предвосхищая ближайший момент, следующие минуты, надвигающиеся часы, последующие дни, недели, за ними и годы, которые наступят. Эта мозговая активность имеет место в течение всего дня, независимо от того, чем мы заняты; она осуществляется в еще более концентрированной форме ночью, во время сна.

Вы, вероятно, создали дюжину или больше таких временных планов, пока читали эту главу: «Если я продолжу читать еще час, будет слишком поздно звонить Маргарет. Тогда мне надо будет выйти, чтобы навестить Эндрю перед обедом. Если Эндрю предложит мне выпить, я могу опоздать позвонить Марше до того, как она пойдет в театр. В любом случае, наверное, будет лучше позвонить ей завтра утром. С другой стороны, если я перестану читать сейчас, я мог бы еще поехать в город поездом. Если поезд опоздает, я позвоню со станции и тогда скорее возьму такси, чем поеду на метро…»

Эти планы организованы последовательно, как серии возможных действий: «Если случится это, я сделаю то». Это не предсказания.
Они не претендуют на то, чтобы сказать, что случится. Это временные планы предвидимого будущего. Каждый сочетает будущее гипоте­тическое условие окружающей среды («если поезд опоздает») с вариантом действий («я возьму такси»).

Мозг не только создает эти временные планы в лобных долях, он хранит их. Мы навещаем это будущее и помним наши визиты. Ингвар называет это «память о будущем», непрерывно формируемая и оптимизируемая в нашем воображении и посещаемая раз за разом. Память о будущем – это внутренний процесс, протекающий в мозгу и связанный с языком и восприятием. Она, очевидно, помогает нам рассортировывать избыток образов и ощущений, приходящих в мозг, оценивая их уместность. Мы воспринимаем нечто как имеющее смысл, если оно стыкуется по смыслу с памятью о предвидимом будущем, которой мы запаслись.

Ингвар замечает, что у «нормальных» людей около 60% предвос­хищаемого будущего благоприятно: там случаются хорошие вещи. И 40% ужасно. Если баланс нарушен, вы получаете вечных оптимистов или неисправимых пессимистов, в зависимости от того, какие воспо­минания о будущем преобладают – негативные или позитивные. В любом случае, чем здоровее мозг, тем больше альтернативных временных планов он создает, подводя разумный баланс между благоприятными условиями и неблагоприятными. Мы создаем и храним огромное количество вариантов будущего, намного большее, чем мы когда-либо осуществим.

Дэвид Ингвар спрашивает, какую функцию этот тип памяти о будущем может выполнять. Почему она должна была развиться? Очевидной причиной было бы подготовить нас к действию, как только один из вариантов будущего материализуется. Но автор предполагает другую цель: в качестве фильтра помогать справляться с постоянной информационной перегрузкой.

Человеческое тело, замечает Ингвар, имеет избыток сенсорных каналов: глаза, уши, нос, вкусовые сосочки и кожа. Каждый из этих сенсоров посылает в мозг непрерывный поток сигналов об окружаю­щем мире. В мозг попадает так много случайной информации, что большинство ее должно игнорироваться. Мозг не мог бы функциони­ровать должным образом, если бы равно оценивал всю получаемую информацию. Ингвар выдвигает гипотезу, что наши воспоминания о будущем служат бессознательным руководством, помогающим определить, какая входящая информация имеет отношение к делу. Хранимые временные планы служат шаблонами для измерения входящих сигналов. Если входящая информация соответствует одному из альтернативных временных планов, сигнал понимается. Информация становится знанием, и сигнал приобретает смысл.

Идея ясна. Мы не воспримем сигнал из внешнего мира, пока он не окажется имеющим отношение к одному из вариантов будущего, которые мы уже выработали в своем воображении. Чем больше воспоминаний о будущем мы развиваем, тем более открытыми и восприимчивыми мы будем для сигналов из внешнего мира.

Если обучение начинается с восприятия, тогда теория Ингвара имеет важное значение для руководителей, пытающихся направлять компанию в турбулентной среде. Ингвар фактически говорит, что акт «восприятия» не является просто вопросом собирания информации – разглядыванием объекта и протоколированием всех видов наблюдений и данных о нем. Восприятие – это активный контакт с миром. И в случае компании он аналогично активен. Восприятие требует от руководителей компании преднамеренного усилия «посетить их будущее» и разработать временные планы и варианты. Иначе собранные наблюдения и данные не будут иметь смысла.

Совершение такого усилия легче для отдельного человека, чем для компании, потому что мозг непосредственно предназначен для такого рода деятельности. Представьте, что человек, живущий во Франции, отправился в Лондон на пароме с деловым визитом, захватив свой автомобиль. На следующее утро в восемь часов он отправляется на машине из отеля в офис. Подвергаясь изрядной информационной перегрузке, вызванной стараниями найти дорогу в час пик в незнакомом городе, он включает радио, чтобы послушать новости. Еще больше сигналов достигает мозга. В конце выпуска новостей диктор кратко упоминает о забастовке в паромном порту Дувра.

Многие из нас даже не услышали бы этот кусок информации. Но наш француз имеет временной план, хранящийся в его мозгу. Он имеет воспоминание о будущем, видя себя едущим в Дувр сегодня вечером, чтобы сесть на паром. Он слышит сигнал, потому что он соответствует этой памяти. Информация превратилась в знание.

У компании нет встроенного механизма для выработки этого типа памяти о будущем. Руководители должны предпринимать специаль­ные действия. Вот почему теория Дэвида Ингвара так важна как способ улучшения возможностей восприятия компании. Его теория объясняет, по крайней мере, к моему удовлетворению, почему руководители не распознают внешние события вовремя для предотвращения кризиса. И теория Ингвара также предполагает, что корпорации могут развить необходимую им чувствительность, найдя способы построения организационной памяти о будущем.



Категория: Новости. Дата публикации: 4 Апрель, 2010.