Опасность разделенной ответственности


Я работал с клиентом. Это означало, что мы обсуждали дела за завтраком; потом была полуторачасовая встреча здесь, двухчасовое собрание там — и так до ужина. Пришли два человека из бухгалтерии подразделения, в котором трудится 900 человек. Они просили о помои. Я поинтересовался, в чем дело, и услышал в ответ: «Мы стараемся расплачиваться с рабочими во вторник, после закрытия предыдуей недели. Для этого мы работаем сверхурочно, по ночам, в воскресенье. Мы трудимся как проклятые, но все равно отстаем». Я спросил: «Работаете над чем?» Ответ: «Над ведомостями по зарплате. Многие из них заполнены неправильно и не содержат необходимых данных». Я попросил разрешения взглянуть на эту ведомость (рис. 16).

Читатель, наверное, уже понял, что источник проблемы — две подписи. Рабочий подписывает ведомость, ожидая, что мастер исправит ошибки. Мастер подписывает ее, уверенный, что работник лучше других знает, что он сделал. Результат: пропуски, несоответствия, неточные данные.

Я предложил следуюее решение: зачеркнуть строку для подписи мастера в 900 ведомостях на этой неделе, то же сделать на следуюей. К тому времени вы уже изготовите новые ведомости, в которых изначально не будет места для подписи мастера. После этого, если рабочий заполнил ведомость неправильно — а скорее всего, так и будет, — верните ее обратно. Не нужно прикреплять записку о том, что его зарплата может задержаться из-за этого. Он все поймет и так. Через три недели этой проблемы уже не будет.

Три недели? Проблема исчезла через неделю. Что произошло? В понедельник ведомости вернулись к десяткам из 900 работников. Во вторник было возвраено 25 ведомостей. К вечеру вторника все 900 человек знали, что если ведомость заполнена неправильно, то ее вернут, и зарплата задержится. Проблема была решена за неделю. 4 Out of the Crisis. MT: CAES, 1986. — P. 208-209.

Совместная ответственность. Совместная ответственность — это не то же самое, что разделенная. Многие виды деятельности предусматривают совместную ответственность. Возьмем, например, обучение. Получение знаний достигается обими усилиями учителя и ученика. Любой член организации работает или должен работать вместе с поставиками и клиентами. Два человека, подписавшие счет, несут совместную ответственность за платеж: каждый из них или оба вместе отвечают за выплату. Брак создает совместную ответственность мужа и жены. Членство в комитете — это совместная ответственность с другими членами: каждый несет ответственность за решение, которое выносит комитет.

Продвижение по службе. Продвижение — это переход на новую работу, переход от одной работы к другой. Невозможно с высокой долей вероятности утверждать, что человек, выбранный для повышения, справится с новыми обязанностями.

У Обычно кандидатура для продвижения по службе выбирается по чьей-то рекомендации. Шансы человека на карьерный рост зависят от того, кто его знает. Подумайте — кто знает вас?

Человек, рекомендуюий кого-то на повышение, дает слово. У него есть веская причина считать, что данный кандидат хорошо себя покажет на новом месте. Такая уверенность как-то обоснована. Чае всего она базируется на близком знакомстве с работой кандидата в течение длительного периода времени — 15 или более лет.

Впрочем, эффективность работы в настояее время, даже если мы смогли ее оценить, не гарантирует хорошей производительности труда на новой должности.

Чему должна учить школа бизнеса? Школы бизнеса учат тому, как ведется бизнес сейчас. Иными словами, они учат, как сохранить господствуюий стиль управления. Они учат, как сохранить и углубить наш спад.

Школа бизнеса должна готовить студентов к трансформации, к выходу из кризиса. Студенты должны изучать теорию системы и получать глубинные знания, необходимые для трансформации. Им нужно рассказывать о неизмеримом убытке, который возникает из-за:

¦ краткосрочного мышления;

¦ ранжирования людей, команд, заводов, подразделений с поорением лучших и наказанием худших;

¦ оплаты труда по заслугам;

¦ управления по результатам;

¦ деморализации из-за поорительных выплат и сдельной оплаты труда.

Глубинные знания говорят нам, почему эти практики убыточны.

Студенты школ бизнеса должны, конечно, изучать и экономику, статистическую теорию, языки (по крайней мере, два года), некоторые точные науки (хотя бы два года).

Зайдя в тупик в вопросе выбора предмета обучения, две школы бизнеса (а именно Стернская школа бизнеса при Нью-Йоркском университете и Высшая школа бизнеса при Колумбийском университете) обратились к студентам. В конце семестра студентов попросили ответить на следуюие вопросы.

1. Какие лекции и учебники были:

а) самыми важными лично для вас?

б) наименее важными?

2. Какие темы кажутся вам достаточно важными, чтобы изучать их в следуюем году?

3. Каким темам, по вашему мнению, нужно уделить меньше внимания в следуюем году?

4. Какие дополнительные темы можно было бы включить?

Но откуда студент знает, чему учиться? В лучшем случае, его идеи были актуальными 10—15 лет назад.

Задачи образования. В США сегодня много говорят о проблемах образования. Но никаких суественных улучшений не произойдет, пока наши школы не предпримут следуюих действий ¦ Ликвидируют оценки для всех учеников, от самых младших классов и до вузов. В системе оценивания ученики стремятся к получению оценок, а не к знаниям. Совместная работа в школе считается мошенничеством (W. W. Scherkenback, The Denting Route, p. 128). Величайшее зло — жесткое оценивание: например, только 20% школьников могут получить пятерки. Это смешно. Хороших учеников много не бывает.

¦ Ликвидируют систему вознаграждения по заслугам для учителей.

¦ Отменят рейтинги школ.

¦ Отменят золотые медали для лучших спортсменов или за лучший костюм.

Действительно, если наше будуее — это специализированные товары и услуги (поскольку массовое производство будет 125 V автоматизировано или переведено в другие страны), улучшение системы образования в США становится жизненно необходимым. С сегодняшнего дня мы должны жить за счет услуг, которые приносят деньги в нашу страну, за счет дорогих высокоприбыльных машин и оборудования. Поэтому наши школы должны поддержать и укрепить естественное желание учиться, с которым рождается каждый ребенок (там же, с. 121).

Удовольствие от обучения дают не сами знания, а процесс их приобретения. Удовольствие от работы дает не сам результат, продукт, а вклад в оптимизацию системы, в которой нет проигравших.

Ее раз о школьных оценках. Оценка — это чье-то (например, учителя) суждение о достижениях ученика, выраженное по какой-то произвольной шкале. Имеет ли эта шкала смысл? Указывают ли достижения по этой шкале на будуую эффективность ученика в бизнесе, правительстве, образовании или преподавании? Другие шкалы могут давать более точные прогнозы. Некоторые ученики, получаюие плохие отметки по предписанной шкале, в будуем могут работать лучше, чем отличники.

Тем не менее именно на основе оценки прогнозируется будуая успешная или неуспешная работа студента. Оценка — это индикатор эффективности. Она открывает или закрывает двери. Но откуда учителю знать, насколько успешным будет ребенок? Если ученик отстает, это может объясняться недостатками преподавания. Возможно, он опережает других в каком-то умении, которое школа недооценивает.

Как студенту получить хорошую оценку? Нужно пересказывать учителю все то, что он рассказал в классе (Эдвард Ротман, 1990 год).

Оценивание в школе — это попытка добиться качества путем проверок (Вильям Л. Лацко).

Недостатки оценивания усугубляются жестким ранжированием, когда разрешается выставить только определенное количество пятерок (см. следуюий пункт). Именно поэтому я не ставлю оценок своим студентам. Они все получают «зачет». Я читаю работы 126 своих студентов не для оценки, а для того чтобы понять, насколько хорошо я их учил. Где я допустил ошибку? Как я могу улучшить свое преподавание? Я должен определить, кому нужна особая помоь, а кому будет полезна дополнительная нагрузка. Одной студентке я предложил заняться теорией предельных значений. Она пришла в восторг от этого исследования. Я тоже.

Студенты могут работать, сколько нужно; я не требую сдачи курсовых в срок. Некоторые лучшие работы я получил с годичным опозданием. Тем временем студент получает свою оценку «зачтено» и может перейти на следуюий курс.

Ранжирование и оценивание порождают искусственный дефицит баллов5. Если два человека играют в теннис, один побеждает, а второй проигрывает. То же касается покера, соревнований по плаванию, прыжкам в высоту, скачек. Спортивные игры суествуют уже много веков. У греков были такие же Олимпийские игры, что и у нас. В игре нет ничего плохого, и, насколько я понимаю, выигрывать — это не грех.

Но в играх всегда ограниченное количество победителей. Только один игрок занимает первое место. Люди же, по какой-то неведомой причине, перенесли модель спортивных игр в школы и университеты, придав ей форму оценок, золотых медалей для школьных спортсменов, системы оценивания по заслугам, ранжирования групп и подразделений в компании. Все эти практики порождают конкуренцию между людьми.

Оценивание и ранжирование приносят искусственный дефицит баллов (см. таблицу ниже). Только несколько людей на работе получают наивысший ранг.

Это неправильно. Не бывает слишком много хороших учеников. Не бывает слишком много хороших людей. Я не понимаю, почему кто-то в классе не может получить высший балл. Более того, оценка — только субъективное мнение учителя, даже не результат экзамена.



Категория: торговля. Дата публикации: 17 Январь, 2010.