Паразиты


Чем меньше компания контролирует свое окружение, тем более открытой ей следует быть, инородным телам и идеям будет легче попасть внутрь. Это и становится силой компании. Однако компания никогда не может быть уверена, как эти тела и идеи поведут себя, оказавшись внутри. Каждый пришелец имеет выбор: он может избрать симбиотические отношения или преследовать исключи­тельно свою собственную выгоду, не считаясь со всеми остальными.

Ричард Докинс, который много писал о роли пришельцев и пара­зитов в эволюции, описывает их все как эгоистов. Они не заботятся о благополучии тела-хозяина, разве что как о средстве для выживания, ибо служат собственным генетическим интересам. В то же время, одна­ко, многие из них хорошо служат телу-хозяину: они симбиотичны, они повышают сложность и способности тела-хозяина, оставаясь занятыми своими собственными делами. Существуют, например, бактерии, которые живут в жуках и используют яйца жуков как транспорт для попадания в тела других жуков. Они не препятствуют репродуктивному процессу жука так как зависят от него.3

Другие являются паразитами: они приносят продолжительный вред телу-хозяину. Докинс предлагает увлекательное объяснение различия между симбиозным пришельцем и паразитом. Паразит планирует свой уход на своих собственных условиях. Любой другой пришелец выходит через естественные функции и системы хозяина, такие как экскреция (выведение отходов жизнедеятельности) и размножение. Паразит прорывается через естественные функции хозяина, выходя способом, который может повредить хозяину или даже убить его.

Докинс приводит пример улитки, зараженной паразитом (глист из рода Leucochloridium), который пробирается в ее рожки и вызывает их разбухание. Эти разбухшие рожки (в которых находятся глаза) в свою очередь выпячиваются более явно и выглядят соблазнительным лакомством для определенного типа птиц. Таким образом, улитка становится более уязвимой. А глист получает возможность попасть в большее тело-хозяина, в птицу. Это часть жизненного цикла этого конкретного паразита.

Если вы увидите улитку с выпяченным глазом и вас заинтересует, почему этот глаз так увеличился, не спрашивайте: «Как выпяченный глаз служит интересам этой улитки?» Вместо этого, говорит Докинс, спросите: «Чьим интересам служит выпячивание этого глаза?»

И этот вопрос приведет вас к паразиту.

Вредные паразиты могут также существовать повсюду в корпора­тивном теле-хозяине. Это могут быть исключенные из числа членов или лица, занимающие ответственные посты, но планирующие уход на своих условиях. Власть может быть использована для манипуляции определением «мы» в угоду чьей-то еще стратегии. Руководитель, манипулирующий ситуацией, чтобы придать его или ее резюме привлекательный вид, но ставящий под’удар все остальное, ведет себя паразитически. Подобным же образом, когда подразделение компа­нии недовольно тем, что является частью целого, оно легко может превратиться в паразита. Не имеет значения, чем вызвано это недо­вольство. (Например, если польза от работы штаб-квартиры меньше, чем расходы, отнесенные правлением на недовольное подразделение, это подразделение все-таки является вредным паразитом.)4 Все эти люди и подсистемы, по Ричарду Докинсу, служат собственным корыст­ным интересам за счет естественных функций компании-хозяина.

Если компания начинает предпринимать очевидно саморазру­шающие действия, не стоит спрашивать: «Как эти действия служат интересам корпорации?» Следует спросить: «Чьим интересам служат подобные действия?» Может быть, это группа людей, которая злоупот­ребляет своей властью, чтобы сузить круг членов до пяти-шести лиц на самом верху? Или это большая кишечная улитка, называющаяся партнерской компанией, подразделением или профсоюзом?

Биологический подход не проводит различий между хорошим или плохим поведением – даже если бы было можно определить, что хорошо и что плохо. Возьмите, например, в высокой степени нетерпи­мую организацию, которая нанимает группу консультантов для улучшения своей деятельности. Новые идеи и новые люди пришли в фирму с намерением сделать поведение организации более открытым и повысить ее шансы на выживание. Этот замысел несомненно «хорош», но существующим (нетерпимым) членам поведение пришельцев покажется «плохим» или паразитическим. Корпоратив­ная иммунная система приходит в действие. Температура поднима­ется, и клетки-убийцы готовы покончить с вторгшимися идеями. Это не следует рассматривать, как оценку качества идей. Это просто реакция иммунных механизмов системы-хозяина.



Категория: Новости. Дата публикации: 4 Апрель, 2010.