Пока сделка еще не заключена


Отсутствие гарантий преимущественных прав на долю своего партнера может иметь неожиданные — и нежелательные — последствия, как пришлось выяснить Лэрри.

Ник и Лэрри задумали снять серию телевизионных документальных фильмов о модернизации пустующих фабричных зданий. Предполпгалось создать 12 фильмов, посвященных этой теме и предназначенных для показа в общедоступных сетях кабельного телевидения. Позднее эти фильмы могли быть преобразованы во фрагмент се­рии учебных программ для местных торговых палат, орга­нов власти, занятых этой проблемой, и общественных организаций. В предварительной заявке бюджет всего предприятия оценивался в 2 миллиона долларов.

В поисках средств они обращались как к обществен­ным, так и частным источникам. Хотя пока не было за­ключено каких-либо формальных и обязывающих согла­шений с инвесторами, они уделяли время дальнейшей разработке проекта. В пересчете на 8-часовой рабочий день Лэрри потратил около 5 месяцев, а Ник — около полутора.

В попытках достичь соглашения, которое бы наилуч­шим образом отражало взаимодополняющие друг друга возможности обоих партнеров, они старались вести об­суждение с позиции «различного, но равного» положе­ния обеих сторон в намечавшейся сделке.

Ник был молодым независимым телевизионным про­дюсером, который в свое время обучался по специально­сти «градостроительное планирование», а затем получил степень магистра искусств в Гарварде. Он снял часо­вой фильм по заказу одной из общеканадских радиостанций, посвященный проблемам экономического развития в центральных провинциях Канады. Фильм был высоко оценен в академических кругах и корпоратив­ных исследовательских центрах; он стал точкой отсчета для многих программ по модернизации и развитию а промышленном сообществе Северной Америки. У Ника завязалось множество знакомств в этих кругах.

Лэрри считался зрелым телевизионным продюсером, который до того, как им стать, работал в Институте город­ского землеустройства и на Национальном радио. Он со­здал несколько фильмов и радиопередач на темы модер­низации и обновления в промышленности, некоторые из которых получили награды на национальных конкурсах. У него был большой опыт съемки документальных филь­мов и многочисленные связи как в частном секторе, так и среди государственных служащих.

С точки зрения Ника, наибольшую ценность для наме­чаемого проекта мог представлять успех его канадского фильма, поэтому именно он должен осуществлять управ­ление и финансовый контроль производства. Сильной сто­роной Лэрри было наличие собственного мнения по за­трагиваемой проблеме, которое он умел изложить. Лэрри также считал, что его опыт работы со многими организа­циями поможет продвинуть проект. Ему не казалось, что у Ника достаточно опыта по руководству производством фильмов, и в любом случае он не хотел получать от него указания — ни в этом деле, ни в каком другом.

Обсуждая условия соглашения, Лэрри и Ник понимали, что необходимы друг другу для того, чтобы проект увен­чался успехом. Но они не могли найти такой комбинации обоюдных уступок, которая позволила бы им прийти к соглашению. На пути к согласию было рассеяно множе­ство камней преткновения. Например, большинство организаций, в которые они обращались в поисках финанси­рования, требовали, чтобы у финансируемого ими проекта был один руководитель, что не согласовывалось с равным партнерством. Если они хотели получить поддержку вне­шних инвесторов, один из них должен был взять на себя всю ответственность. И в то же время, если рассматри­вать их как «совладельцев» этого предприятия, мог ли один из них настолько положиться на другого, чтобы все­цело доверить ему общий контроль за выполнением ра­бот и финансовой отчетностью?

Тем временем проект продолжал развиваться, как если бы он жил своей собственной жизнью. Тот перво­начальный импульс, приданный усилиями Ника и Лэрри по привлечению средств, продолжал мостить дорогу в финансовых хитросплетениях. Проект был близок к одобрению Федеральной службой по контролю над жилищным строительством и городским развитием в союзе с Национальной ассоциацией производителей.

Ник и Лэрри еще острее почувствовали необходи­мость достичь соглашения о руководстве проектом и порядке финансовой ответственности друг перед дру­гом и спонсорами. Стала еще более очевидной ценность проекта, обусловленная не только предполагаемыми достоинствами фильма, но и возможностью последующей

адаптации к условиям того или иного региона, где име­лись пустующие промышленные строения, нуждавшиеся в восстановлении.

С приближением крайнего срока подписания фор­мального соглашения Ник стал настроен более идилли­чески. Он чувствовал, что ему с Лэрри необходимо до­стичь такого полного взаимопонимания, чтобы создава­лось впечатление, будто фильм снимает один человек. И, что парадоксально, признавая потребность в таком чуть ли не абсолютном слиянии для успеха проекта, он в то же время продолжал настаивать, чтобы в титрах именно он был упомянут как продюсер всего фильма. С другой стороны, Лэрри видел в формальном доку­менте единственный путь строго обозначить и скоорди­нировать их права и обязанности по отношению к рабо­те и друг к другу. Но в первую очередь его волновала необходимость запустить фильм в производство, и он верил, что отдельные детали соглашения можно прора­ботать позднее. Он не хотел, чтобы несколько месяцев, потраченных им на создание финансовой базы проекта, оказались выброшенными на помойку.

После продолжительных переговоров Ник и Лэрри все-таки пришли к пониманию того, как им следует уп­равлять проектом. Они согласились вдвоем подписывать соглашения с инвесторами, получать одинаковое воз­награждение, обеспечить каждому из них возможность использовать участие в работе над фильмом для даль­нейшей карьеры и даже о том, что в титрах появятся названия тех компаний, которые они возглавляли инди­видуально.

Через год совместной работы над проектом, рассчитан­ным на три года, в результате несчастного случая погиба­ет Ник. К этому времени уровень их взаимного доверия намного превосходил тот, с которого они начинали, и Лэр­ри глубоко переживает неожиданную потерю партнера. Лэрри думал, что ему придется заканчивать проект одному; поэтому он был буквально оглушен, когда в один прекрасный день на студии появилась младшая сестра Ника вместе со своим адвокатом и объявила, что она является новым партнером Лэрри на съемках этого филь­ма. Лэрри спросил, как она представляет свое возможное участие в бизнесе, на что та ответила просто: «Я унасле­довала долю брата в совместном предприятии, поскольку являюсь его единственной наследницей».

Анализ

• Что произошло не так?

• Какую ошибку совершил Лэрри?

В то время как все внимание и силы Лэрри и Ника были сконцентрированы на заключении соглашения, они упустили одно фундаментальное требование, обычно сво­дящееся к пункту о возможном выкупе доли партнера: защищать свои инвестиции, сделанные совместно.

Смерть Ника сама по себе была трагедией, и на Лэрри свалилась вся ответственность за завершение проекта. Но вдобавок к этому произошло еще нечто ужасное: теперь Лэрри придется терпеть присутствие и постоянное вмеша­тельство наследницы, которая мало разбирается в бизнесе, но полна решимости отстаивать свои интересы.

Урок Впрок

Активы делового предприятия могут принимать раз­ную форму. Один из наиболее важных активов в любом

партнерстве — другой партнер. Справедливость этого неочевидна, пока этот партнер не покинет дело и не возникнет необходимость найти ему замену. Не­сколько простых условий, аналогичных тем, что включа­ются в договор о страховании жизни, могли бы обезопа­сить Лэрри, которому нужно было вкладывать все силы в успешное завершение проекта, от необходимости иметь дело с наследницей. Удостоверьтесь, что в своем согла­шении с деловым партнером вы предусмотрели и воз­можность для тех многообразных случайностей, которые обычно называют «несчастными случаями».



Категория: Малый бизнес. Дата публикации: 30 Март, 2010.