Сплачиваясь


Согласно Краткому Оксфордскому словарю, экология-это ветвь биологии, изучающая взаимоотношения между организмами и окружающей средой, включающей другие организмы.

Я впервые узнал об экологии организаций во время визита к Алану Уилсону, зоологу и биохимику из Калифорнийского университета в Беркли. Я попал к Уилсону случайно. Питер Шварц, тогдашний глава сценарной команды в группе планирования, слышал, как на него ссылались, во время своей поездки в Калифорнию. Питер подумал, что работа Уилсона могла бы дополнить наши исследования по ускорению обучения.1

Работа Уилсона по эволюционной биологии спустя несколько лет принесет ему награду Макартура «за гениальность», но в то время мы знали его только как человека, изучавшего способы обучения животных. Он знал о нас так же мало и был озадачен, обнаружив трио плановиков из Royal Dutch/Shell, стучащихся поутру в его дверь. Он не привык, чтобы деловые люди проявляли интерес к его работе, не говоря уже о менеджерах многонациональной нефтяной компании. Мы объяснили, как могли, что пытаемся понять природу обучения в больших организациях вроде нашей. Мы думали, что ключ к разгадке мог бы заключаться в природе обучения животных.

- А, ну что же, тогда…, – сказал профессор Уилсон.

Он не был уверен, что его работа имеет отношение к нашей, но был совершенно счастлив рассказать о роли обучения в эволюции жизни. Мы провели тогда несколько увлекательных часов, за которые он рассказал нам, сильно упрощенным языком, о «генетических часах», встроенных в молекулы генов всех видов. Молекулы генов, сказал он, изменяются с удивительно постоянной скоростью в ходе развития организмов, даже у тех, чьи скорости анатомического развития различны. С помощью биохимического анализа генетического материала можно измерить у каждого вида количество генетических «тиканий», которые он совершил, чтобы достичь своего текущего состояния. Хотя не все его коллеги были готовы подписаться под этой идеей, Уилсон был убежден, что генетические часы идут с одинаковой скоростью в каждом живом организме, даже в бактерии. Вид с большим количеством «тиканий» генетических часов в его структуре разовьется дальше, чем вид с меньшим количеством «тиканий».

- Вы понимаете, – спросил нас профессор Уилсон, – что таким способом можно построить таблицу всех видов на Земле и посмотреть, кто окажется «самым развитым»?

Да, мы понимали.

- Что ж, тогда, – сказал он, – вы не будете удивлены, услышав, какой вид занял первое место – самого развитого вида на Земле.

Нет, мы не были удивлены. И, действительно, наиболее высоко­развитым был человеческий вид.

- А как насчет номера два? – спросил Уилсон. – Какой вид, род или семейство являются вторыми по азвитию?

Менеджеры Shell не могли догадаться. Оказалось, что вторым номером в эволюционной гонке, по меньшей мере так же высоко развитым, как и высшие приматы, были члены семейства птиц. Певчие птицы, в частности, демонстрируют высокую степень анатомической эволюции.

- Разве это не удивительно? – спросил он.

Но почему это должно было быть удивительным?

Потому что общий предок всех птиц, по эволюционным меркам, относительный новичок. Птицы произошли от рептилий. У них было мало времени, чтобы достичь того эволюционного уровня, на котором они находятся в настоящее время. Это особенно удивительно, если мы размышляем об эволюции в терминах дарвиновской борьбы за существование и отбора на протяжении поколений.

Согласно теории естественного отбора изменения происходили только между поколениями, поскольку успешные индивиды размножались чаще, и новое поколение переносило в будущее более успешные гены. Но эта теория не может объяснить эволюцию певчих птиц. У них просто было слишком мало времени, чтобы развиться до своего текущего числа «тиканий» молекулярных часов. Не было достаточного числа поколений. Как получилось, что за данный временной отрезок один вид (певчие птицы) развился намного дальше, чем другие?

Не могло ли случиться что-то еще на протяжении жизни одного поколения, что ускорило эволюцию этого вида? Этот вопрос был центральным в текущем исследовании Алана Уилсона. Он разработал гипотезу «обучения между сменой поколений»: скорее поведение вида, чем изменения окружающей среды, было главной движущей силой эволюции. Другими словами, определенные виды развивались «быстрее», согласно с тиканием молекулярных часов, потому что демонстрировали особый тип поведения.

А что общее в поведении приматов и певчих птиц, которое поставило их во главе таблицы развития видов? Уилсон выдвигал теорию, что ускоренная эволюция свойственна видам с тремя особыми характеристиками:


Новаторство. Или на уровне индивида, или как сообщество вид обладает способностью (или по меньшей мере потенциалом) изобретать новое поведение. Развиваются навыки, которые позволяют им использовать окружающую среду по-новому.


Общественное распространение. Существует налаженный процесс передачи навыков от индивида к сообществу в целом – не генетически, а каким-то образом через прямое общение.

Мобильность. Представители вида имеют возможность свободно перемещаться, и (что более важно) они ее действи­тельно используют! Они держатся стаями или собираются в стада, а не сидят на изолированных территориях.







Категория: Новости. Дата публикации: 4 Апрель, 2010.